Органическое поражение головного мозга, часть вторая

 

Итак, чем же проявит
себя органическое поражение головного
мозга? Коснёмся вначале многообразия
симптомов, чтобы затем перейти к тому,
что же их объединяет.

  1.  

  1. Галлюцинации. Чаще
    всего вербальные (то есть, голоса),
    нередко зрительные, реже задействованы
    другие анализаторы.

  2. Бред. Содержание
    самое различное, сам по себе или связанный
    с тем, что говорят или показывают
    галлюцинации.

  3. Аффективные нарушения
    — в виде депрессии или мании, изолированно
    или в сочетании всё с теми же галлюцинациями
    и бредом.

  4. Неврозоподобная
    симптоматика (тревожная, истероформная,
    или диссоциативная, как её сейчас
    называют, а также астеническая).

  5. Снижение интеллекта
    и памяти, вплоть до деменции, которую
    следует в дальнейшем рассмотреть
    отдельно.

 

Объединяет все эти с
виду разнородные и разнообразные, как
по причинам, так и по симптоматике,
группы, одно: у всех пациентов в той или
иной степени присутствуют сходные
черты и симптомы, имя которым —
психоорганический синдром. Внимание!
Эти симптомы появляются у пациента по
мере того, как мозг начинает страдать
от повреждающих факторов! Не с рождения,
не так, что ещё вчера не было, а в ходе
тяжёлых изнурительных боёв с вынужденной
сдачей позиций.

Ведущая его симптоматика:

  1. Всё те же аффективные
    расстройства, но не настолько ярко
    обрисованные, как депрессия или мания,
    а выступающие фоном, канвой, присутствующие
    даже тогда, когда у пациента всё
    более-менее хорошо. Это раздражительность,
    готовность брюзжать постоянно и по
    любому поводу, ворчливость, это может
    быть эксплозивность — «я счас взорвусь,
    как триста тонн тротила»©, эмоциональная
    лабильность, когда настроение легко
    меняется, как правило к худшему и в
    сторону всё той же раздражительности,
    это слабодушие, то есть готовность
    пролить слезу по любому поводу, это
    может быть эйфоричность и беспечность,
    даже на фоне тотальной осады северными
    пушными зверьками, это может быть
    безразличие и апатия.

  2. Нарушения памяти,
    причём поначалу в большей степени на
    текущие события, чем на прошедшие.
    Истощаемость концентрации и внимания,
    когда пациент пытается что-то делать,
    запоминать, но быстро устаёт, иссякает.
    Вообще, истощаемость — это чуть ли не
    центральная черта всего психоорганического
    синдрома: иссяк — не смог запомнить,
    истощился — вскипел и наговорил кучу
    комплиментов, выдохся — заплакал, не
    нашёл в себе резерва — не смог вспомнить
    что-то нужное.

  3. Как следствие (плюс,
    конечно, по причине поражения материального
    носителя) — расстройство осмышления,
    снижение творческих способностей,
    снижение скорости и объёма мышления,
    неспособность оторваться от деталей
    и окинуть взглядом горизонт, как
    следствие — увязание в ненужных
    подробностях, затруднение способности
    к абстрактно-логическому мышлению с
    постепенным сползанием в конкретно-наглядное.

Со стороны вегетативной
нервной системы нередко наблюдаются
плохая переносимость жары, укачивание
при езде в транспорте, повышенная
метеочувствительность, резкое ухудшение
всех симптомов на фоне простудных
заболеваний. Внимание! Эти симптомы ни
в коем случае не являются самостоятельными,
они лишь сопутствуют в той или иной мере
трём группам ведущих!

В зависимости от
преобладания тех или иных сочетаний
симптомов и их выраженности, принято
выделять четыре варианта психоорганического
синдрома. Они же являются его стадиями,
если синдром прогрессирует. Итак:

  1. Астенический вариант.
    Это прежде всего утомляемость,
    истощаемость, раздражительность по
    любому поводу, снижение способности
    на чём-то долго концентрировать внимание,
    лёгкое снижение памяти (именно за счёт
    того, что трудно сконцентрироваться и
    запомнить текущее событие), плохая
    переносимость резких звуков, запахов,
    ярких красок или света, вздрагивание
    от прикосновения.

  2. Эксплозивный вариант.
    Всё перечисленное выше, плюс усиление
    эмоциональных расстройств: раздражительность
    сменяется злобностью и гневом, настроение
    начинает преобладать подавленно-мрачное,
    зачастую с ворчливостью и брюзжанием
    — все прелести того, что психиатры
    называют дисфорией. Соответственно,
    адаптироваться в обществе, когда вокруг
    все уроды и сволочи, разбавленные
    дебилами, становится всё сложнее.
    Обидеть такого товарища становится,
    соответственно, легче — порой достаточно
    одного факта вашего пребывания на одном
    квадратном километре с ним.

  3. Эйфорический вариант.
    Злоба тоже не может постоянно сжигать
    изнутри, поэтому на следующем этапе
    она постепенно замещается этаким
    благодушием и беспечностью, но не от
    того, что пациент познал, наконец, дао
    смирения. Скорее от того, что человек
    перестал куда-то стремиться и за что-то
    болеть душой. В отличие от мудрости,
    когда отказ от своих амбиций и претензий
    на центральное место в истории
    человечества происходит осознанно,
    здесь круг интересов сужается
    бессознательно, и из него постепенно
    выпадает творчество, затем профессионализм,
    мышление перестаёт радовать своей
    глубиной, остроумие и чувство юмора
    эмигрируют по политическим соображениям,
    зато появляется много дурной инициативы.

  4. Апатический вариант.
    Мышление и память постепенно сдают
    позиции, круг интересов не сильно
    выходит за рамки кухни и туалета.
    Двигаться, думать и на что-либо реагировать
    становится всё более трудно и менее
    интересно. Постепенно льды безразличия
    всё более сковывают реку жизни, оставляя
    лишь узкую ленту фарватера. Близится
    деменция.

Лечение направлено
прежде всего на основное заболевание,
явившееся причиной всему прочему. Ну,
и на психосимптоматику, конечно же. И
на восстановление пострадавших функций
нервной системы и психики. Медикаменты,
физиотерапия и психотерапия, которая
помогает адаптироваться, найти в себе
силы и интерес к жизни. Опять же, воды
целебные.