Когда придут за тобой?

Один немецкий пастор в эпоху нацизма сказал: «В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем. Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться.»
В России, которая сейчас стремительно «православно фашизируется» уже начались увольнения гомосексуалистов и сочувствующих.
«Уволен экс-ведущий шоу «НТВ-шники» и бывший руководитель предвыборного штаба Михаила Прохорова, а ныне главный редактор телеканала Kontr TV Антон Красовский. 25 января, когда Госдума в первом чтении приняла закон о пропаганде гомосексуализма, журналист созвал в студию представителей ЛГБТ-сообщества и назвал свое шоу «Как в последний раз»…
О возможных причинах его разрыва Красовского с каналом у себя в микроблоге сообщил член федерального политсовета движения «Солидарность» Роман Доброхотов. «Красовского уволили за фразу: „Я- гомосексуал…»

Уволен также ученый и школьный преподаватель (не гей, кстати), защищавший права геев перед стенами Госдумы. Его история здесь Этот человек вышел к Думе и, стоя перед лицом озверевших православных подонков а ля Энтео, осмелился спорить с узколобыми идиотами, которые утверждали: если ребенок узнает, что на свете есть геи, он сразу же захочет стать геем, ибо это чертовски привлекательно! (Любопытно, что даже среди отдельных посетителей моего блога, которые считают себя интеллигентными людьми, в ходу такая точка зрения, которую правильнее было бы назвать не точкой зрения, а рационализацией иррациональной ненависти.)
Мотивация учителя схожа с мотивацией немецкого пастора:
«Я не мог поступить иначе. Есть ситуации, когда больше нельзя молчать… Я знаю, что должен был выступить в защиту прав этих меньшинств и против мракобесия, против вражды, против разделения нации по любому признаку. Я должен это сделать еще и потому, что я – не гей. Простите за пафос: мы должны закрыть этих людей плечами еще и потому, что потом – наша очередь. Наступил момент, когда молчать – еще опаснее, чем говорить.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *