Вот это профессия!

P4150011

Возвращаясь к теме прогнозов относительно того, какие картины будут показывать делирионавту, когда он достигнет нужной кондиции и будет готов к сеансу, отмечу, что в некоторых случаях предопределённость всё же есть. Просто в самой этой предопределённости мало хорошего. Речь идёт о профессиональном делирии, когда слесарю механо-сборочных работ видится родной конвейер, сантехнику — сантехника, прокурору — обвинительные заключения, а депутату…хм, тут возможны варианты. Такая белочка приходит лишь к заслуженному клиенту, основательно подточившему кору и древесину своего головного мозга.

На этот вызов спецбригаде пришлось ехать в пригород. Диспетчер предупредил, что это будет чудо в перьях. Денис Анатольевич пожал плечами — в перьях так в перьях — и дал своим орлам команду собираться.

Перья действительно присутствовали, как оказалось на месте. И в большом количестве. Они густо устилали пол коридоров и комнат частного дома, лёгкий ветерок гонял их по веранде, на которой ожидали барбухайку грустные родственники пациента.

— Массовый спонтанный взрыв подушек? — кивнул Денис Анатольевич на разгул энтропии.

— Митька лютует, — пожаловалась бабулька, качая головой. — Опять, гад, допился до мнимых курочек.

— Курочек? — переспросил доктор.

— Мнимых, — уточнила бабулька.

— Мнимых, — поддакнул грустный дед.

Митька сыскался в дальней комнате, дверь которой была от греха подальше забаррикадирована антикварного вида сундуком.

— Сильны же вы тяжести тягать! — восхитился Тимур, с трудом отодвигая сундук в сторону.

— Жисть заставила, — ответил санитару дед, пожав плечами.

— Он, когда до курочек допьётся, уж больно озоровать начинает, — пожаловалась бабулька.

— Да что же это за курочки такие? — спросил Денис Анатольевич, открывая дверь и заглядывая в комнату.

Митька был очень занят. Он кружил по комнате с топором и кого-то ловил. Ухватив очередную горсть перьев с пола, он шёл к прикроватной тумбочке, сыпал на неё перья и наносил короткий удар топором. Мебель пока держалась, но это вряд ли было надолго. На полу валялись вспоротые подушки и перина. Вернувшись за очередной горстью перьев, мужик заметил гостей.

— Закрывайте дверь, а то разбегутся! — сердито прикрикнул он на доктора и санитара.

— И часто с ним такое? — спросил Денис Анатольевич бабульку.

— Два раза в год точно бывает, — ответила та. — А когда и три. Жаль его, он у нас работящий, только пить совсем не умеет.

— А кем работает-то? — поинтересовался Тимур.

— Щас покажу, — сказал дед и, отлучившись на минуту из комнаты, принёс грамоту в резной рамке.

— Почётный куролов убойного цеха… — ошеломлённо прочитал Денис Анатольевич.

Сзади раздался всхлип. Тимур рыдал, уткнувшись лбом в косяк.

— Чой-то он? — спросил доктора дед.

— Завидует, — не моргнув глазом, отозвался Денис Анатольевич.

Доктор проводил взглядом очередной рейс с горстью перьев к тумбочке и окликнул куролова.

— Митя, мы за тобой. Поехали с нами, тебе премию выписали!

— Внутривенную, — утирая слезу, добавил Тимур.